Головна
Реєстрація
Вхід
Вівторок
26.09.2017
20:04
| RSS
Студентське наукове товариство Інституту філософської освіти і науки


  • Головна сторінка
  • Інформація про сайт
  • Каталог файлів
  • Каталог статей
  • Форум
  • Фотоальбоми
  • Гостьова книга
  • Зворотній зв'язок
  • ПРОЕКТ ПГК
  • Дошка оголошень
  •  
    
    Наша електронна скринька NTSA_IFON@NPU.EDU.UA
     Дневник 
    Головна » 2009 » Жовтень » 14 » Гуманітарна наука. Секція: 3.Критерій адекватності гуманітарного знання: принципи, методи та підходи. Автор роботи: А.В Черевко
    18:18
    Гуманітарна наука. Секція: 3.Критерій адекватності гуманітарного знання: принципи, методи та підходи. Автор роботи: А.В Черевко
    «Поиск и создание исторического»


    Черевко Анастасия Валерьевна, студентка философского факультета

    Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова

    Направление I: Гуманитарная наука

    Секция 3:Критерии адекватности гуманитарного знания, принципы, методы и подходы

     

     

    Предмет рассмотрения – историческое событие как элемент пространственно-временной сетки, налагаемой (историком) на все происходящее во Вселенной и с человечеством; структурный элемент истории как теоретической дисциплины, изучающей существование чего-либо во времени и процессы его изменения. Событие (само по себе, как не рассматриваемое историком) есть нечто произошедшее, значимое (т.е. влекущее те или иные изменения) в цепи всего происходящего. История при данном подходе является исключительно теорией; теорией, изучающей жизнь. В зависимости от рассматриваемого ею аспекта жизни, определяется вид истории: естественная история, история человечества, Всемирная история и др. Для философов истории предмет истории представляет собой подобие перпетуум-мобиле, «колесико» которого и есть событие. Как только историк принимает во внимание или выделяет ту или иную область перпетуум-мобиле, признает ее значимость, оно приобретает статус исторического.

        Какое событие попадет в поле зрения историка, т.е. пройдет отбор на историчность, получив основание значимости, зависит от концепции истории, которой он придерживается. Согласно Х. Уайту, И.с. будет то, что историк по тому или иному основанию посчитает достойным рассмотрения или нечто, что с необходимостью в силу своей значимости притягивает его внимание. История представляет собой вымышленный дискурс. Совокупность исторических событий («событийное поле») составляет историческое повествование [narrativization]. И.с. отличается от «биографического» события своей способностью конституировать историю как возможный объект знания специфического типа, для получения которого необходимо и рациональное познание, и воображение. Он отличает событие в действительности от исторического факта: событие есть происшествие, случившееся во времени и пространстве, имеющее возможность найти отражение в языке; факт – высказывание о событии, концептуально конституированное в мысли с помощью воображения на основе изучения документов, существует только в мысли и языковом дискурсе. В сущности, для Уайта не существует И.с.; историческим, т.е. элементом дискурса, может быть только факт, являющийся гипотетической конструкцией и рассмотрением реальности в смысле «как если бы», той реальности, которую можно только вообразить, т.к. уже невозможно воспринять.

        Поскольку история предполагает процессуальность, И.с., являясь единицей измерения истории, определяет ее ритм, длительность рассматриваемых в ней явлений; с помощью него задается масштаб исторического времени. Данный аспект И.с. рассматривает Ф. Бродель, предлагающий историку создать иерархию длительностей. Каждому историку при выборе хронологических параметров нельзя забывать о том, что жизнь не может быть неким механизмом, который возможно остановить и изучить в любой момент. Традиционная история работает с короткими длительностями, И.с. в ней есть взрыв, «звонкая новость», она опасна каталогизацией И.с. Современный тип исторического повествования, стремясь стать синтезом «циклической» и традиционной истории, должен прийти к необходимости работы с понятием исторической долговременности в том числе. «Историю в целом можно понять только при сопоставлении ее с этим необозримым пространством медленной истории. Только так можно выявить действительный фундамент И.с.». Движение мысли должно идти «в двух направлениях: от события к структуре, а затем от структур и моделей к событию».

        И.с. позволяет ввести категорию смысла внутрь истории. И.с. обладает некоторой оформленностью и полнотой и одновременно является принципиально незавершенным. Поскольку событие определяется как нечто значимое по тому или иному основанию, И.с. несамодостаточно и всегда предполагает другое событие. Историк, выделяя, оформляя и разделяя события в общем потоке происходящего, придает им завершенность, что позволяет ему с этой минуты конструировать связи между событиями, говорить о влиянии одного И.с. на другое, говорить о предпосылках, причинах и последствиях, а следовательно, о смысле. У такой истории нет и не может быть конца. Ф. Фукуяма, провозгласивший «конец истории», утверждает, что прекращается История с большой буквы как единый, логически последовательный эволюционный процесс. В силу решенности основных вопросов общественного устройства, не будет прогресса в развитии его принципов и институтов, но история «в обычном смысле, как последовательность событий», «естественный цикл рождения, жизни и смерти» будет продолжаться. Г.Х. фон Вригт утверждал, что историку дана только последовательность независимых событий и не даны мотивы, обуславливающие их, а поэтому историческое объяснение должно быть квазикаузальным, в котором эксплананс и экспланандум разнесены по разным мирам. Эксплананс, представляя собой некое положение дел, становится физическим, а экспланандум – ментальным событием. Физические события побуждают людей делать практические выводы, которые условно фиксируются в ментальном событии при смене мотивов, рождающих новые действия и, следовательно, новое положение дел. Положений дел всегда больше, чем ментальных событий, доступных историку, потому историю нельзя объяснить до конца и она не может быть завершена. Определяя предмет истории, Р.Дж. Коллингвуд пишет: «Какие вещи ищет история? Я отвечаю: res gestae [события, деяния (лат.)] – действия людей, совершенные в прошлом». По Коллингвуду, разделявшему так же, как и фон Вригт, два несводимых друг к другу вида причинности: естественную и телеологическую, – познанными в исторической науке могут быть только целесообразные, рациональные акты человека, в которых действия соответствуют ментальным структурам. Только такие акты и могут называться И.с. и быть предметом истории как исследования духа, мысли.

        Уайт говорит о невозможности изобразить реальную последовательность событий как обладающую тем или иным смыслом, не прибегнув к преобразованию [figuration] вовлеченных в них действующих лиц и процессов. Одно и то же событие может быть разным И.с. в зависимости от роли, приписываемой за счет мотивной характеристики той совокупности событий, которой оно принадлежит. Представленная как текст, лишь эта совокупность может обладать смыслом. Только благодаря вводимому им тропологическому измерению (иначе, анализу языковых фигур, создающих образы уже возможной лишь в воображении реальности, т.е. И.с. и связи между ними) исторический дискурс может обрести смысл, вопреки фактическим неточностям и логическим противоречиям.

        Для А.Н. Уайтхеда действительность есть становление мира одновременных и имманентных друг другу событий. «Креативность» Вселенной является действующей причиной индивидуальных событий, которые способны выходить за свои рамки благодаря собственному творческому стремлению, включенному в их структуру. Прошлое событие существует в настоящем, переходящем в будущее. События, их возникновение и смерть, выполняют «метафизическую функцию в творческой эволюции универсума». В противоположность Броделю, всему, что обладает длительностью существования, имеет качество устойчивости, имеет свою историю, Уайтхед отказывает в статусе события и называет обществом. И.с. не может меняться, но оно само движет и есть движение истории, жизни во Вселенной.

        Таким образом, в философии истории можно проследить две линии понимания И.с.: тяготеющего к метафизическому реализму и к конструктивизму. Они соответственно представлены Уайтхедом и Уайтом. Ко второй линии можно также отнести Коллингвуда и фон Вригта.

        Следует выделить особо концепцию канадского социолога Х.М. Мак-Люэна. Историческую динамику, согласно ему, определяют изменения типа и способа коммуникации, создающие социальный мир, иначе «галактику». Интерес для историка должны представлять крупные И.с., подлинно историческим будет событие, повлекшее революцию в формах мышления и социальной организации. Так, поскольку определяющей формы общения и сознания, по Мак-Люэну, оказывается письменность, примерами И.с. являются возникновение алфавитного письма, внедрение печатной технологии, изобретение телеграфа. Исследователь не должен создавать «визуальную перспективу событий» в виде всепокрывающей сплошной линии, дробящей мир, но видеть мир как единое целое и при этом открытое поле и попытаться благодаря анализу информационного поля обнаружить динамику, пронизывающую факты.

    Переглядів: 524 | Додав: fon_G | Рейтинг: 0.0/0
    Всього коментарів: 0
    Додавати коментарі можуть лише зареєстровані користувачі.
    [ Реєстрація | Вхід ]

    Форма входу

    Календар
    «  Жовтень 2009  »
    ПнВтСрЧтПтСбНд
       1234
    567891011
    12131415161718
    19202122232425
    262728293031

    Друзі сайту

    Copyright MyCorp © 2017
    Сайт управляється системою uCoz